вторник, 12 ноября 2002 г.

Охапки слов – в стихотворенье...

Летят, как будто в печь поленья

Усицков Станислав. Росплески: стихи. Вышний Волочек, 2002, 84 с., 500 экз., ISBN 5-94124-007-4.


Станислав Усицков врос в деревенское житье столь глубоко, осмысленно, что «строительным материалом» его стихов легко становится словесный мусор сельской суеты. Его рукописи не горят не потому, что очаг в его доме остыл. Напротив, он освещает целую гору поэтических тетрадей на рабочем столе. Но в них, в тетрадях, – огонь рябин покруче, огонь осинника за окном, огонь звезд, «сверкающих в тыщи карат»...

«Росплески» – вторая поэтическая тетрадь вышневолоцкого поэта Станислава Усицкова. Имя у сборника в определенной степени символичное, ибо в нем раскрывается особенная формула жизни, способ отношения к миру, которые все чаще встречается в творчестве наших земляков. Вообще интересно написать текст о заголовках тверских книг стихов... Они скажут нам многое – об авторах, о времени, о жизни, ...в которую Станислав Усицков смело и безболезненно расплескивает порой самые потаенные личные чувства. В его стихах радость – простая, человеческая – которую не от кого скрывать.

Но, с другой стороны, в стихах Станислава Усицкова есть множество повторов – образных, лексических, надоедливо встречаются однообразные фигуры, гуляют сквозняком известные мотивы и... приметы действительности, которые его, Усицкова, окружают. Действительность, домашний быт, у некоторых тверских «дон-жуанов» – постель, у некоторых тверских лицедеек – сплетни-пересуды, остаются тем камнем преткновения, преодолеть который мешает и недостаток таланта, и нетребовательность к самому себе.

Взыскательный к творчеству художник обыкновенно выбирает путь посильного сопротивления действительности. Насколько успешным он оказался у Станислава Усицкова...

Автор предисловия к сборнику «Росплески» одаренный тверской поэт Константин Рябенький отмечает в творчестве своего земляка и «исконное полузабытое русское слово, очень бережно и умело вставленное в текст», и «народный юмор и самоиронию».

Конечно же, главные находки Усицкова-поэта в области живописного языка, слова, которое, говоря устами автора, «течет ... негромко из прошлого в тиши». Обращает на себя внимание увлечение диалектом не с целью воплощения одного только местного колорита... Яркие изобразительные эффекты возникают у иных художников, когда на основе слов местных, по смыслу полупрозрачных, но широкому читателю неизвестных, они ведут разговор едва ли не о вечности. В этом направлении есть попытки движения и у Станислава Усицкова.

...В омутах притаились жерлицы.

Залегли переметы на дно.

Мельтешат за распадком зарницы,

как фрагменты немого кино.

Взатемь длится загульбище наше.

Прогорает суббота дотла.

Пьем на трапезе полную чашу,

зачерпнув из мирского котла.

Эти строки описательные – из стихотворения «В субботу» – крайне неблагозвучные, через которые так и проступает субботний полупьяный сельский зз-у-уд, что несется над округой. Согласитесь, что для пейзажной лирики они, так сказать, унылы, точнее, слишком скучны. Для медитативной, напротив, чрезмерно приземленны. И вот на этом изобразительном противоречии очень часто рождаются стихи, которые заставляют одновременно и думать, и удивляться, и иногда – наслаждаться...

Где старца месяца рога

боднули рёлку за излукой,

живет нахохлившейся букой

деревня возле бочага.

Колхоз-то ниц зело лежит,

споткнувшись около трясины,

со снытью драную корзину

припрятав около межи...

Дороги торной – не видать.

(Чертополох пленил округу.)

Жует артельную подпругу

всепожирающая гать...

...«Деревня» – едва ли не самое оригинальное у Усицкова стихотворение, которое показывает направление верных, но не всегда удачных художественных поисков автора: показать мир погибающей деревни из ее глубины, своеобразными изобразительными средствами. Однако внимание к одному только орнаменту жизни, воплощенному в основном в лексический строй таких текстов, чревато парадоксальными потерями смысла... Непонятые строки встречаются и у Станислава Усицкова. Не помогает даже короткий словарик «Редко встречающихся слов, используемых в стихотворениях». Его надлежало бы существенно расширить.

Тем ярче кажутся простые тексты, написанные в традиционном народном стиле, почти хороводные: «Сполохи ночные. // Сполохи за речкой. // Где же ты, зазноба, // неужель на печке?» или «Враз нашла коса на камень – // дзинь! // Вылетают искры в рамень, // в синь» и так далее. Но и здесь, как видите, Станиславу Усицкову не всегда удается удержаться от орнаментальных изобразительных упражнений.

Повторимся, что сборник «Росплески» щедро показывает читателю творческие (изобразительные) и жизненные (душевные) поиски поэта...

Сторожено дремлет дом-гора.

Огонь косматый ест поленья.

Охапки строк в стихотворенье

Пришла укладывать пора...

Но, к сожалению, поленницы слов для творческого пожара иногда бывает слишком много...

Впрочем, Станиславу Усицкову, достаточно тепла домашнего очага, которым он легко делится с нами.

© Кузьмин В. Охапки слов – в стихотворенье... [Усицков С. Росплески. Тверь, 2002] // Тверская Жизнь. 2002, 12 ноября.