среда, 29 октября 1997 г.

Голос травы

В русском народе писали всегда много и замысловато. Нет-нет, да среди простой крестьянской гущи и промелькнет осколок недюжинного поэтического таланта. И остается непонятым - откуда, да и зачем вдруг в далекой сельской глуши ростки тонкого поэтического чувства… И ясно лишь одно: поэзии не учат, но поэзии учатся у родного народа, вслушиваясь в голос земли, травы.

У карельской поэтессы Антонины Зайцевой это чувство принадлежности к своему народу особенно обострено. Ее древний карельский народ, наследник мудрого эпоса "Калевалы", многое вынес за свою историю. Разбросанный временем по разным сторонам и государствам он теперь снова строит свой дом, обретает родину. Это ощущение выразилось и в названии первой книжки Антонины Зайцевой - "Эпистолька. Эпистолика. Эпоса толика" (она недавно напечатана небольшим тиражом Учебно-методическим центром тверского отделения Банка России). Уже в одной "придуманности" имени книги - отголосок кропотливого труда по возрождению родного языка в условиях катастрофического недостатка слов и лексем. …И большой смысл: эпоса толика - это частица восстановленной родной культуры, собираемой по крохотным "эпистолькам" - "запискам, осколкам событий, случаев, эпизодов, настроений".

Вся книжка Антонины Зайцевой и скроена из этих мимолетных находок в семейном быту, где живет прежний дух карельского народа.

Наконец-то судьба одарила меня -

Я вернулась домой, где, я помню, жила.

Я вернулась домой в царство сказочных вьюг,

Где везде и во всем Вяйнемяйнена дух.

Одна из удачных художественных находок самобытной писательницы - жанр прозаической миниатюры: записки, зарисовки, отрывки, фрагменты… Он как раз очень приспособлен для того, чтобы, подхватив, передать в слове самую суть текущего, уходящего в никуда особого ощущения мира, свойственного целому народу.

Как сладко спится в этом доме, где я всегда ребенок. За тонкой переборкой топится печка, бабушка печет вкуснейшие пироги.

Тихонько покряхтывая, ходит дедушка.

Бабуленька подойдет ко мне, когда пироги будут готовы, но не разбудит, пожалеет.

Подобную самодеятельную поэзию у филологов обыкновенно называют примитивной, без всякого уничижительного намека. Примитивной - т. е. первобытной, первородной, а значит без всякой надуманной художественной шелухи: чистой, простой и понятной - какой бывает жизнь человека на самой заре его детства, юности. …Когда утром жизни в нестройном хоре окружающих тебя голосов мира ты еще способен различить и прислушаться к самому главному из них - голосу родного дома, земли, травы.
© Кузьмин В. Голос травы [рецензия, А. Зайцева «Эпистолька... Эпоса толика», Тверь, 1997] // Тверская Жизнь. 1997, 29 окт.