вторник, 11 апреля 2000 г.

Безумные игры Евгения Ожогина

Ожогин Е.И. Игра в предательство: повести и рассказы. Ржев: "Кимрская типография", 1999, 303 с., 500 экз., ISBN 5-901204-09-3.
Наша литература осваивает все новые сферы жизни, все смелее ум провинциального писателя врывается в самые потаенные углы человеческого существования.

У нас уже есть зачатки тверской фантастики: И. Крупеникова, А. Бор. Эротическая и сексуальная энергия бьет ключом: В. Грибков-Майский, Н. Семенов, В. Редькин - в стихах последнего, правда, эротическое вольнодумство - "обгрызенные во сне фаллосы", "писающие девочки" и проч. - причудливо сочетается со страстью к христианскому медитированию. Наконец, у нас появились и свои "криминалисты"... И не только Евгений Журавлев с романом, вышедшим в популярной серии "Черная кошка", но и ржевитянин Евгений Ожогин, вторая книга повестей которого издана в Ржеве в конце минувшего года.

Прежде чем приступить к короткому разбору нового сборника Ожогина, не могу удержаться, чтобы не сказать несколько слов о Ржеве, как одном из издательских центров Тверской губернии. Ржевское производственное полиграфическое предприятие в последние годы регулярно дарит нам книги тверских писателей, но странно, что до сих пор там нет самостоятельного издательства. В итоге на книгах типографии П. Каринцева мы встречаем вот такую географическую бессмыслицу: "Ржев: Кимрская типография", "Ржев: Нелидовская типография"... Неужели так мало в русском языке слов, так мало словесных примет родного края? Не пора ли всем издательствам обрести свои звучные, запоминающиеся имена... Не пора ли научиться соответствующим образом оформлять свои издания: чтобы читатель по необходимости мог узнать имена корректоров, верстальщиков, наборщиков и художников... Все это - пойдет только на пользу, только избавит нас от налета непрофессионализма и местечковости.

В "Игру..." Ожогина вошли девять рассказов и четыре повести, но из них лишь сочинение, давшее название сборнику, в большей степени свидетельствует об уровне художественного дарования автора. В остальных, к сожалению, заметна недопустимая языковая спешка, торопливость в развитии сюжетных коллизий. Причины этого видятся нам в том, что профессиональное (в прошлом Евгений Ожогин - сотрудник ГОВД, закончивший Академию Министерства внутренних дел) вступает у автора в противоречие с его нынешним писательским и журналистским призванием. Иногда такое бывает... Не удивительно, что "Игра в предательство" - текст, который с точки зрения его жанра не имеет ничего общего с криминальной повестью. Это текст социальный: я бы сказал - социальная-психологическая драма; остросюжетность - не более, это все, что каким-то образом связывает "Игру..." с "криминальными жанрами".

У Евгения Ожогина есть способность к тонким психологическим мотивировкам. Это психологизм действия, положения, выдающий качество внутреннего состояния героя благодаря пристальному вниманию Ожогина к его мимике, внезапно изменившейся интонации голоса, какому-то едва заметному или стремительному движению.

Только у писателя, исключительно полно осознающего свою художественную задачу, название произведения входит в самую стилистику текста, продолжает его. С "Игрой..." происходит именно так... "Игра в предательство" - это ведь в значительной степени оксюморон, и именно на этом предельном повествовательном контрасте - невозможности играть в любовь, в другие чувства, в предательство, наконец, развивается сюжет повести.

...Безумные человеческие античеловеческие игры с непостижимым смыслом. ...Но зато с мыслью, с глубокой мыслью художника, которая будто бы приходит к читателю из текста - совершенно невзначай.

© Кузьмин В. Дикие игры Евгения Ожогина [рецензия, Ожогин Е. «Игра в предательство», Ржев, 1999] // Тверская Жизнь. 2000, 11 апр.

Комментариев нет: