суббота, 4 ноября 2000 г.

По холмам русской жизни

Кириллов Валерий Яковлевич Избранные произведения: В 3 книгах. Книга 2. Публицистика: статьи, очерки / Вступ. статья В. В. Кузьмина. — Тверь: Русская провинция, 2000, 246 с., 1000 экз.
В издательстве «Русская провинция» вышел второй том избранных сочинений прозаика Валерия Кириллова. В нем собраны статьи и очерки, публиковавшиеся в региональной и центральной периодике. Неторопливо, со страниц районной печати пришел в литературу Валерий Кириллов. На селе в семидесятые-восьмидесятые одна за другой возникали новые проблемы, и он, рожденный и воспитанный в андреапольской русской деревне, откликался на них с особенным обостренным чувством сопричастности.

Публицистическое перо писателя отличается крестьянской прямотой и бескомпромиссностью в освящении политических и экономических проблем России конца ХХ века. Собранные вместе статьи Валерия Кириллова превращаются в художественный учебник, благодаря которому объективно прикасаешься к истории недавнего прошлого.

Хотя Валерий Кириллов пишет публицистику в основном для ежедневных газет, большинство его публицистических сочинений "неуловимы по жанру". Впечатление это возникает в первую очередь из-за того, что в границах единого повествования он ориентируется на разные жанры. Даже самые острые политические памфлеты писателя, написанные на злобу дня, с конкретной сиюминутной целью ("Приватизируют ли Чубайс и Березовский генпрокуратуру", "Весы", "Дилеммы" и другие) приближаются в какой-то момент к так называемой "лирической прозе". Ей свойственно стилистически разнонаправленное стихийное повествование, следующее за мгновенными движениями мысли автора. Рассказчик Валерий Кириллов – глубокий лирик и по своему внутреннему русскому крестьянскому складу, который, кажется, уже медленно и бесповоротно уходит в прошлое. Поэтому этот мирный лирический настрой невозможно вытравить и из самой его гневной и прагматической публицистики.

Стиль "Последних писем" – это сложное взаимодействие слова журналиста с "чужими голосами", прежде всего "голосом" обыкновенных персонажей с улицы, читателей газеты. Это ежедневный диалог, спор, который включает в себя все признаки простонародной речи. Это мозаика рабочего дня газетчика – фраза, выхваченная из телефонного разговора с высокопоставленным чиновником, крик обездоленной больной старухи, рвущейся из приемной к редактору со своими проблемами, это мольбы в письме из самого дальнего тверского угла от крестьянской матери, вчерашней девчонки, ребенку которой нужны дорогие лекарства.

Это жизнь, а в ней – философия народной славянской жизни. Философия, в которой мир не распадается на атомы национальностей росчерками пера политиков в Беловежской пуще, философия, по которой запросто можно "присоединить свой огород к Беларуси".

...Ландшафт меняется в зависимости от высоты полета. Чем выше – тем скромнее географический узор земли. И вовсе исчезают с космической высоты малые горизонты родного края. Но есть еще люди, которым блистательное величие планеты из внеземного пространства не заменит близкого земного пейзажа.

Рвутся в порывах ветра серые облака. Серебряной рябью бежит волжская вода. Клонятся к земле тонкие ветви плакучих кладбищенских берез. Покосившиеся кресты на старом погосте окружают небольшую рукотворную церковь – "Над вечным покоем". С высоты птичьего полета, расположив свой мольберт на вершине невысокого холма, глубоко и притягательно увидел некогда художник тверскую землю.

Столь пронзительным и емким может быть и публицистический взгляд писателя – Валерия Кириллова – с холмов русской жизни. Но взойти, подняться на них и увидеть в малом большой смысл жизни бывает иногда труднее, нежели постигнуть самые высокие, но бесполезные вершины человеческого мира.

Владимир КУЗЬМИН, кандидат филологических наук, доцент кафедры журналистики ТвГУ, член Союза писателей России.
© Кузьмин В. По холмам русской жизни (Валерий Кириллов) // Тверская Жизнь. 2000, 4 ноября.

Комментариев нет: