четверг, 19 февраля 1998 г.

…И будет вновь гореть душа моя живая

Последнюю книгу стихов тверская поэтесса Галина Киселева назвала просто и, может быть, приземленно - "Бабье счастье". О чем может рассказать поэтическая рукопись с таким, на первый взгляд, "непоэтичным" названием? О трудностях русского женского быта, о тревогах и радостях материнского сердца… Да, обо всем этом и не только…
Открывается сборник в разделе "Жизни моей звезда" звонким и откровенным признанием: Пусть миг свиданий будет редок,
Случаен, невпопад, не вдруг…
Хочу влюбиться напоследок,
Как в юности, до слез и мук.
Интонация новая для поэтического облика Галины Киселевой, стихи которой некогда отличались особым женским аскетизмом и какой-то предумышленной недосказанностью. Она тяготела прежде к суровой проблематике мужской почвеннической поэзии последних лет, таковы и имена ее первых книжек - "Деревенька моя" (1991), "Тетушка Ольха" (1992), "Созвездие Синичино" (1994). Не сказать, чтобы мучительная тема обустройства Родины, ведущая для всякого русского поэта, ушла совсем. "Патриотических" стихов много в последней части - "Старый большак". Но и "большак" старый, и эти страницы не самые лучшие в сборнике. Не чувства здесь владеют поэтессой, а идеи овладевают чувствами:
Не хочу ни богатства, ни рая,
Скучных фраз о любви и добре…
Лишь бы Волга струилась живая
В сенокосном ночном серебре.
Читая новые стихи Галины Киселевой, вдруг обнаруживаешь резкое изменение направления уже только одного взгляда поэтессы, ранее искавшей Зодиаки здесь, на земле, например, в "Созвездии Синичино". Сейчас они обрели свое законное место на небесах. Оттого так часто и много стала писать Галина Киселева о звездах, о полосках скользящего света, изумленных облаках… Теперь пришло к художнице понимание того, что "связь неба и полей нерасторжима". В стихах ее поселилась особая человеческая мудростью. И, в конце концов, оказалось, что все много сложнее: не делится просто и легко на фрагменты поэтических событий:
Не прошу у Бога слишком много,
Что напрасно искушать судьбу?
Выдал он тернистую дорогу,
Родину, да отчую избу.
И любовь, и звезды над затоном,
И способность видеть и творить…
И за это я его, с поклоном,
Не перестаю благодарить.

© Кузьмин В. …И будет вновь гореть душа моя живая [рецензия, Г. Киселева «Бабья доля», Тверь, 1997] // Тверская Жизнь. 1998, 19 февр.

Комментариев нет: