среда, 1 декабря 1999 г.

Диктатура жизни


Соловьев В. "Умом Россию не понять...": сатира, юмор, стихи, проза. Ржев, 1998, 167 с., 1000 экз., ISBN 5-86871-006-1.




"Умом Россию не понять..." - первая и, как считает сам автор, ржевский поэт, сатирик, рассказчик и т. д. Владимир Соловьев, последняя его книга. Жанровые пристрастия Соловьева гораздо шире тех, что обозначены на титуле. Всего жанров восемнадцать - и они старательно перечислены в оглавлении сборника: эпиграммы, эпитафии, басни, пародии, скороговорки, каламбуры...

Владимир Соловьев имеет к литературе отдаленное отношение, он никогда не считал и не считает себя писателем. ...Из биографии: родился в 1936, в войну остался без родителей, вырос в детском доме, окончил несколько институтов, стал профессиональным программистом - были в семидесятые годы нашумевшие станки с ЧПУ. "А что же поэтическое слово? - спросите вы. - Это хобби, мимолетное увлечение...". Наверное, все же нечто большое, если на склоне лет пенсионер со скромным достатком собирает значительную сумму и печатает книгу. Чтобы узнать, зачем это было нужно Владимиру Соловьеву, откроем этот аккуратно изданный сборник его разнообразных сочинений.

"Темы моих стихов и прозы диктовала жизнь - личная моя или жизнь России, жизнь нашей планеты", - признается автор в предисловии. Мы бы сказали, что это просто какая-то "диктатура жизни". Соловьев, действительно, из тех, кому до всего есть дело. ...Правда, не до того, что происходит на Кубе или в Парагвае, а, прежде всего, в родном Ржеве и в крае, очерченном на карте понятием Россия. Таких, как Владимир Соловьев, не любят, иногда считают чудаками: из тех, что частые гости в районной газете. Они все замечают, искренне недоумевают от нашего жизненного непорядка. Они из тех, у кого сердце болит от того, к чему обыватель равнодушен. И, конечно, без здоровой иронии с таким ощущением мира жить невозможно...

...Мы жизнь теперь - иную прочим

Крестьянам нашим и рабочим!

И скоро будет сыт и пьян

Союз рабочих и крестьян!

("Рабоче-крестьянское мыло-мочало".)

И, наверное, самое актуальное - предвыборное...

Голодновато, Боже...

И жмут, и жмут... до хруста...

Но выбирают все же

Не - сытое холуйство.

("1995 год. Выбор",)

И в этом, быть может, самое главное достоинство текстов Владимира Соловьева: они не теряют своей злободневности. На такую поэзию, именно поэзию, есть спрос - и очень большой. Она, как насущный хлеб, ее пережевывают тоннами читатели районных газет. В ней - своеобразная отдушина, возможность печатным словом, часто технически беспомощным, но едким, злым, заклеймить тех, кто, засидевшись на современных Олимпах, отобрал в том числе и право понимать, знать и любить другую - так называемую изящную словесность. Посмотрите, какие злые политические частушки у Владимира Соловьева, словно сошедшие со страниц "Жала" 10-х годов начала века - искрометного альманаха тверского черносотенца Ивана Крылова.

Согнулась Русь Ермошкою

С протянутой ладошкою...

Со смеху все попадали:

Руси подали - падали.

А еще - одностишия, второстишия, каламбуры, стихи-перевертыши и даже пьеса... Другими словами, поэтическими - "Умом Россию не понять...", если у кого-то "мозжечок с ноготок", да к тому же "очередная бесовщина Октября" на носу. Или - "Лучше нету того цвету, // Похвала когда поэту!". Все это тоже принадлежит перу Владимира Соловьева, которого и мы не забыли похвалить. А что в ответ? Ответ услышали "прозой жизни" из его же записных книжек: "Вы называете меня гениальным? - давайте не будем навешивать ярлыки". Конечно, мы согласимся с этой безусловной диктатурой жизни...



© Кузьмин В. Диктатура жизни [рецензия, В. Смирнов «Умом Россию не понять...», Ржев, 1998] // Тверская Жизнь. 1999, 1 дек.

Комментариев нет: