вторник, 28 января 2003 г.

Жизнь пролистанная на досуге

Палионис, Валентина. Поздний дебют: стихотворения. Кимры: ГУП «Кимрская типография». 2002, 116 с., 200 экз., ISBN 5-901204-63-8


Валентина Александровна Палионис родилась в 1921 году, стихи вновь начала писать пятнадцать лет назад; только в конце прошлого года представила читателям свою первую книгу, которую справедливо назвала «Поздний дебют». Факт уникальный (первая книга на восемьдесят первом году жизни), едва ли не для какого-нибудь собрания рекордов...

Я много знаю авторов, скромных поэтов и поэтесс, осторожно творящих время от времени разной степени мастерства вирши. Даже те из них, что не склонны к откровенной графомании, для которых стихи – редкий, но не напрасный труд, все чаще задумываются о скромном сборнике стихов, который они хотели бы подержать в руках. Состоявшиеся опытные журналисты, люди других профессий, серьезно считают, что память вещна, что книга – маленький путь к, так сказать, если не бессмертию, то к изобразительному существованию после жизни.

Наверное, Валентина Палионис полагала также, когда затевала это нелегкое в материальном и организационном плане предприятие – издать книгу. И вот она – книга стихов восьмидесятилетней, простите, старушки... Я знаю, что Валентина Палионис, в стихах которой сквозит искренняя улыбка и добрая ирония, на «старушку» не обидится.

Жизнь свою долгую она рассказала заново в пересечении фигур ритмических и интонационных. «Конечно стихи мои не «люкс», но, может быть, полистаете на досуге...», – надписала она свой «...Дебют» какому-то незнакомому критику. Вот и судьба многострадального издания – на досуге полистать книгу, пролистать чью-то... жизнь.

Для Валентины Палионис, первое недолгое поэтическое увлечение которой пришлось на конец 1940-х годов и по всей вероятности было связано с сильной влюбленностью, очень многое значат размышления о природе поздней страсти к стихосложению. Такое словотворчество сегодня да и вчера было повсеместно распространено. Люди старшего возраста почти уже на закате жизни вдруг начинают что-то сочинять, составлять какие-то песенники, записывать что-то в тетрадки как бы и не для кого, а только для себя... Так вот Палионис пытается объяснить свою внезапную страсть к творчеству очень во многих стихах. «...Но как объяснить, // Чтобы смешной не прослыть, // Стремленье свое к поэтическим взлетам, // Дерзанье – идти к недоступным высотам?»

И находит всему очень простое объяснение: творчество – то немногое, в чем люди ее возраста и поколения могут проявить в нашей стране свою душу, настроение. Да, западный пенсионер он едет смотреть мир, и его яркая насыщенная жизнь продолжается в красочном круговороте пейзажей. А что делать нищему русскому пенсионеру? Творить – и жизнь продлится в буквальном смысле тоже... «Беру я перо: // Не могу удержаться! // И станет мне финиш // Далеким казаться... <...> Прибавилось сил...»

У кимрских поэтов старшего (не знаю, есть ли иные?) возраста непременно нахожу строки о Моне Лизе (стихотворение «Впечатление»). Вообще это отличительное свойство провинциального стихоплетства: соединять безобидные сплетни на скамейке у подъезда с размышлением о вечном. Что касается пустого судачества, пересудов, которое через зарифмованное злоязычие, ведет к откровенной графомании, то его Валентине Палионис удается избежать. Мало того, она очень добра к своим коллегам, многочисленным кимским поэтам: она понимает их...

...На Руси

Ничто не светит «за мерси»

Провинциальному поэту.

Парнас уже не покорить!

Скорее сам ты покоришься,

С судьбою жалкою смиришься...

В то же время в книге Палионис выстраивает в посвящениях определенный ряд поэтов известных – Иосиф Бродский, Белла Ахмадулина, Сергей Есенин, Владимир Высоцкий, Николай Рубцов, Александр Пушкин. Ряд, конечно же, художников слова совершенно разных, но он все же не свидетельствует о провинциальной безвкусице. Просто – о предпочтениях времени, о моде на поэтов последних двух десятилетий. Оказывается, что так чутко периферийная самодеятельная поэзия откликается на официальный ряд юбилеев, премий и прочее.

В стихах Валентины Палионис есть очень сильное жизнеутверждающее начало. Она поет гимн жизни даже тогда, когда пишет о смерти близких...

...И как долго мой челн будет в плаванье,

Где та горняя пристань в судьбе?

Помолись обо мне в вечной гавани,

А я здесь помолюсь о тебе.

Быть может, еще и поэтому этот «поздний дебют» превращается в дебют ранний. Ведь, несмотря на все пережитое (на опыт лет и времени) «...Льется песня, пеcня дорогая, // Пусть льются звуки счастья и страстей, // Пусть сердце плачет...».

И сердце плачет, сердце лирической героини такой светлой поэзии, рожденной любовью в далеком сорок восьмом году...

Ни для кого нет секрета:

Знает об этом любой,

Сколько рождает поэтов

В час самый горький любовь!

И спустя пол века она, любовь, превращает восьмидесятилетних дам в поэтесс.

© Кузьмин В. Жизнь, пролистанная на досуге [Палионис В. Поздний дебют. Кимры, 2002] // Тверская Жизнь. 2003, 28 янв.

Комментариев нет: