вторник, 9 июля 2002 г.

Не гений, а женщина от роду

Жизнь Маргариты Ивицкой была так хороша, что она не научилась ненавидеть. У нее были 67600 романов... С ней никогда не было несчастья, было счастье – познание и спасение жизни. Поэтому она дарит нам откровенности, умирает, а потом возрождается с каждой новой строкой. Воскресать ей легко, трудно – жить и... издавать книги
Ивицкая Маргарита. Откровение: сборник стихов. ОГУП ТОКЖИ, 2002, 80 с., 500 экз., ISBN 5-85457-190-0.
В новый поэтический сборник хорошо уже известной тверитянам поэтессы Маргариты Ивицкой вошли 260 катренов. Называется стихотворная тетрадь – «Откровение».

Откровение и в жизни, не только в поэзии, удел редких минут прозрения, которое приходит ненадолго в гордом внутреннем одиночестве. Это такие особые знания, эмоции, успеть облечь которые в поэтическую форму, способен не всякий даже опытный стихотворец. А тем более сделать этот способ творческого понимания действительности одновременно и главным изобразительным приемом целой поэтической книги. Наверное, на это способен поэт, обладающий изрядной долей художественного отчаяния и дерзости. Этой самонадеянной дамской дерзости в отношении к поэзии не занимать Маргарите Ивицкой.

Бестактно бывает, размышляя о поэтессе, вспоминать других поэтов. Но не терпится привести эти вот слова Огарева: «И вижу я тогда, как дерзновенно // Исполнен мыслью, дивный Прометей // Унес с небес богов огонь священный // И в тишине творит своих людей». Как вы думаете, о чем писал Огарев? ...Стихотворение называется – «Поэзия».

Вообще характер присутствия Маргариты Ивицкой в пространстве тверской словесности отмечен этой достойной и оправданной как с жизненной, так и с художественной точки зрения дерзостью. А началось все весной 2000 года с книги «Кресту не надо пьедестала»... С тех пор Ивицкая уверенно и легко отстаивает свою творческую репутацию и просто право писать стихи порой среди не очень уж и доброжелательной, надменной и даже коварной окололитературной публики.

...260 «откровенностей» нового сборника лишнее тому подтверждение.

В выборе коротких жанровых форм литератора подстерегает множество художественных ловушек. Но зато сколько достижений и находок в огранке (во втором своем сборнике, «Была не была»(2001), Ивицкая с подчеркнутым смыслом назвала главку с катренами «Грани») ждет его в случае успеха. Что же на этот раз преподнесла нам тверская Маргарита – «не гений, а женщина от роду»(38)...

В первую очередь, непостоянство – прозрений, желаний, ощущений. «Я не талант, я просто гений. // Могу добавить пару строк: // Светило слизывает тени // в один и тот же краткий срок»(25). Гениальность поэтессы, как и ее лирического героя, конечно, не требует никаких доказательств... Откровенности принимают такими, какие они есть, и часто ценят саму исповедальность момента, а не его форму, содержание и обстоятельства.

Высыхает ручей, замерзает ручей.

Только вечная мысль струится.

Дом построен – ничей, нет от сердца ключей.

И мне некому больше молиться(24).

Отпусти меня с миром. Зачем наказанье

за любовь, за прощенье и нежность до слез,

за обидные сердцу больному признанья,

за букет увядающих плачущих роз?(41)

Нежные лапки без коготков.

Белая кошка мурлычет сонно.

Шелест белых моих листков –

стих вздыхает тепло и томно(204).

Посмотрите, как из этих четверостиший складывается целая поэма, может быть, даже роман, если хотите – множество романов. А если быть математически точным – 67600 романов в разнообразном соединении 260 катренов.

У Ахматовой были четки,

стих молитве вечно сродни.

У тебя в руках мои верстки.

Доверяю – душою грани!(260).

Интересный художественный прием – очень дамский, запутанный... Она, поэтесса, здесь не причем: листай меня, читай меня – и так, и эдак: «Ничего не хочу решать: // за меня все Ева решила. // Буду яблоко выбирать: скрыта в нем огромная сила»(170).

Минуты откровенностей, столь редкие в жизни, щедро дарит нам Маргарита Ивицкая. О, как непостоянна ее лирическая героиня – но всегда чистосердечна и никогда бесстыдна. Это странная исповедь женщины о ее отношении к миру, в котором она никогда не согласиться на роль иную, кроме первой: «...Сидеть на троне побежденной?! Уж лучше мне сойти с ума»(109). Женщины, которая в смиренной и искренней мольбе, подняв глаза, думает о Христе с вожделением: «...И если Бог, будь Богом ты. Я не хочу быть рядом лишней»(118). ...Которая ждет чьих-то сильных рук, как молчаливая гитара: «...Целомудренность хороша! Как же быть обнаженным струнам?»(231).

...Наконец-то наша современная тверская словесность дождалась такого смелого и сильного голоса, как у Маргариты Ивицкой. И что особенно замечательно – она понимает, как рассказать всем тем, кто считает себя искушенным в поэзии, кто знает цену подлинному художественному слову, что в душе Маргариты живет поэт. Потому что не только в слове, но в сердце может отозваться вечность... Любое творческое напряжение всегда заметнее, ярче и даже полезнее глухоты и слепоты по отношению к миру и себе, в которых часто прибывает обыватель.

Петь о любви, о верности, о несчастье, о материнской тоске бывает сложнее, чем только и заниматься этим. Есть особенный подвиг в том, чтобы попытаться рассказать об этом.

Женщины редко бывают откровенны с нами, скорее хитры и поверхностно разговорчивы.

Пожалей, прогони меня прочь.

Я сама уйти не сумею.

Знает только проклятая ночь,

как от ласки твоей немею(154).

...Ну уж точно от ласки и внимания не они онемеют, а будут писать и слагать новые книги. Тем более, что в следующий раз для этого уж не потребуется даже робких откровенностей.

© Кузьмин В. Не гений, женщина – от роду [Ивицкая М. Откровение. Тверь, 2002] // Тверская Жизнь. 2002, 9 июля.

Комментариев нет: